3DCenter.ru

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

7 страниц V  « < 5 6 7  
Reply to this topicStart new topic
> 2D Персонаж 2033, делаем персонажа
Delor
сообщение 28/02/2010, 07:16
Сообщение #91


Ученик
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Регистрация: 16/02/2010
Пользователь №: 76 595



Я так тоже подумал))) Естественно не успел(как хотел), но что-то получилось...

Прикрепленные изображения
Прикрепленное изображение
 
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Delor
сообщение 28/02/2010, 09:06
Сообщение #92


Ученик
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Регистрация: 16/02/2010
Пользователь №: 76 595



тектс чуть исправил..
События описываемые в этом тексте,
происходили параллельно
истории Дмитрия Глуховского «Метро 2033».
За пределами Московской области.




Светляки


Вспоминая себя в детстве, невольно всплывают строки из рассказов дедушки. Для нас – детей родившихся с потолком над головой, эти истории были словно сказки, которые наполняли жизнь тайнами, страхами и каким-то трепетом, трепетом ценности и любви к жизни. Многие говорили, что дед выжив из ума, болтал старческую ересь, пугая нас поверхностью и тайнами подземелий. Жизнь рабочего поселка и так была довольно суровой. Тяжелая работа в шахтах, недостаток воды и пыль - тяжелая, густая, сухая , клубившаяся медленным плотным облаком возле «дыр». «Дыры», так назывались большие отверстия в земле или породе, являвшиеся единственным входом в шахты. Больше всего я боялся этих дыр…смердящие склизким холодом или бурлящие медленными раскатами пепельных облаков, они походили на огромные черные глаза «Диких» или просто холодное, черное ничто …которое каждый раз забирало чью-то жизнь. В детстве мне казалось, будто бы повзрослев, я обязательно закопаю все эти дырки, и ни кто больше не будет навсегда уходить от нас, возвращаясь укутанный в багровых, грязно - масленых лохмотьях. Станислав Кузьмич был моим дедом, чему, по правде сказать, завидовали все мальчишки и девчонки нашего и соседних поселков. Отца я плохо помню, дед говорил, что он отправился на поверхность с отрядом «поиска»и так и не вернулся. После исчезновения того отряда, мало кто выходил на поверхность, в поселках с тех пор сталкеров почти не бывало. Люди поговаривали о проклятии или чуме…я уже плохо помню…Дед всегда говорил – «Бойся не дырок внучок, бойся света и человека….а еще(тут он всегда умолкал вздыхая) в прочем рановато об этом тебе знать.» -улыбаясь говорил он. Я конечно же начинал выспрашивать его о том , что еще мне рано, но дед становился глухим, слепым и начинал говорить свое любимое - «Ох и старость, вот давиче вспоминал чего надобно сделать, а не помню…ты не помнишь Мишань?».Я с недовольством отвечал, что не помню и усаживаясь рядом, поеживаясь начинал перебирать варианты того, что утаивал старик. Дед клал руку мне на плече, немного сжимая его и приговаривал- «Узнается, все рано или поздно узнается Мишутка..». Всю свою жизнь в глубинах тоннелей он путешествовал, занимаясь продажей различных нужных и просто интересных вещей. Об этом он никогда не говорил, только лишь опускал глаза и сводил руки, говоря – «Давно этоти уже было…». Порой ночью, проснувшись, я смотрел на медленно тянущийся пар из его алюминиевой кружки с крепким чаем, лицо его тускло освещалось бликами каганца, а глаза устало, и так тоскливо смотрели куда-то в тишину… Многие уважительно говорили о дедушке, некоторые посмеивались за глаза над его небылицами, были и те кто попросту его боялся, избегая тяжелого, но по старчески доброго взгляда. И все равно в третий день рабочего расписания, который считался выходным, все собирались к вечерней трапезе около бурлящей язычками пламени топкой и уплетая мясную похлебку, сдобренную петрушкою и наваристыми кусками мяса, внимательно слушали разливистый, степенный рассказ. Надо сказать, что дед, по его же словам, страшно боялся подняться к небу, все это принимали за страх перед поверхностью….теперь я понимаю, что говорил он совсем о другом страхе… Его сказки, на самом деле учили нас науке , благодаря которой я выжил и сейчас рассказываю эту историю…….
- Аки бочки порожние, говорю я вам! – восклицая, начинал каждый раз с непонятных слов дедушка. Причем ни кто не знал, что на самом деле они означают, поэтому все принимали их за - «жили, были..».
- Могутно и добро жилось до сиих времен. Памятны те, кто дал жизнь и любил ее до остатку! Каждого помню и никого… Было ли или нет, тяперича не скажу, но рассказать расскажу. – непонятный язык, к которому привыкли слушатели, расценивался как прелюдия к основному действию, в это время недоевшие доедали, а те кто не успел налить забористого ароматного чаю, спешили к бадье заваренной большим кухарем по прозвищу «Спартак»… Звучное имя, дал ему дедушка, называя его похлебки спартанскими…видно вкусные в переводе с дедовского наречия. Имя Спартак звучало величаво, и многие полюбили его за простоту и удобство. Окликая нашего кашевара, все с уважением и подобострастием смотрели в его немного уставшие глаза.
- Светляки …- озаглавил историю, выдержав традиционную паузу, продолжил дед.
- В граде неведомом, с домами скальными. Жил под толщей страха люд. Жили оне хорошо. Потому как друг дружку не жалели. Проказников учили, а шалопутов выгоняли к едрени мать его так напрочь! Слышь Гаврилка и тебя така учесть ждеть, если безделить и озорничать не перестанешь!- увидав на задних рядах скромно сидящего с богато вьющимися русыми кудрями парня , сказал дед. Открытый, улыбающийся бравой улыбкой рот, с щелками между зубов от многочисленных боев за сердце очередной возлюбленной, промолвил почтительно согласие в ответ. Гавриил был любимым, но очень непутевым парнем всех близлежащих станций и поселков. Добрый по душе, но абсолютно беспутный по натуре, он помогал и приворовывал, кутил и учительствовал молодых, в общем, местная достопримечательность во всех смыслах.
- Да, о чем это я… - задумчиво сбивался дедушка и поднимая медленно очи к горе , вспоминая продолжал.
- Говаривали, дескать, город этот изначально так и стоял под землей. А строили его древние предки… настолько древние, что живущие на земле не ведали о городе этом, стало быть. – Не торопливо глаголил он.
- А оный город нашел церковник один в старые годы. Церковник - это …как вам сказать….. читающий слова божие чтоль. Как-то так… И вот значить, нашел каким способом неведомо этот град церковник, оглядев его, назвал «Охере….. – Тут дед оборвал повествование и что-то забурчал себе под нос. Сравнивая события и названия, приходившиеся ему в жизни. Чуть слышный смешок, прошелся по большой зале.
- Нет, это другой град так звали. А этот он назвал « Апостолом» . Кажись так… В общем, долго тот град не стоял безлюдно. Закипели улицы, заходили повозки, загрохотали машины, по слепящим от фонарей мощеным улочкам заходил люд в одеждах диковинных. И все росло могутно, ширилось и богатело… Люд тот, под дланью инквизиторов жил. Инквизиторы же «дышали» умами людей. – сделав очередную паузу продолжал дед.
- Много кануло лет с тех пор, многое изменилось. Земля захворала, вода почернела, небеса окутало смрадом и смертью. Те, кто жил на земле уходили в подземные норы, кто не способен был, сгинули в бездне. Только град Апостол названный, не подвергся каре внешнею. Люди жили празднуя, по годам с беззаботностью хаживали. Трудом и наукою спасалися.
- А где город-то этот находился? - с небольшой укоризной спросила полноватая, в грязном переднике, добротных размеров женщина. С нескрываемым удовольствием, булькая и громко втягивая ароматный чай.
- Далече от нас-то, далече… - не глядя на даму, отвечал дедушка.
- Дак вот… Град тот, о беде узнав врата строить начал. Люди говаривали, что врата те огромадных размеров были. Замков и запоров не счесть. Высотою и толщиною таки больши были…. а прочны, ни одна напасть не покажется. Только люди мереть стали. Хвори редкие, чахотки разные, слезы кровавые от младенцев мертвыми рождающиеся…. – обведя глазами всех собравшихся, многозначительно сказал дед.
- Да и живность диковинная, жадная до плоти людской и звериной охочая. Особенно, как слух шёл, котов охотить любила. Грызуны малые, ростом больши сделались, больше сегодняшних. Черные тучи красноглазых воронов, нападать на град тот стали. Не в моготу жить людям стало, а врата еще не достроены были. Тут и разногласия посилились в умах города. Кто кричал, что врата во всем виноваты и те кто их строит, кто говорил за спинами, что прокляли город их, а кто просто выгоды в несчастии людском искал. Долго ли коротко ли, но врата достроены были, а город тот бурлил злостью и негодованием.
- И забыли люди о мире и согласии, о вере и добре к ближнему. Тогда власть имущие инквизиторы указ издали. Дабы народ усмирить и от больных духом и хворями избавиться, охота на виновников была открыта, на воронов…так назвали их. Найдя ворона помещали его в крепости, а затем численность набрав нужную, народ кровью насытив, решили они отправить на искупление оставшихся. На заставу дальнюю, за вратами Апостола… Тут то беснование и началось…. Люди оскал примерили, словно крысы по норам искать еду для услады похоти начали. Кровь полилась реками, люди зверями становились в раз. Но безумие птица вольная….пролетела она над градом дивным….пролетела и осунулась. Инквизиторы закон издали. Те кто выжили в пытках ласковых, на заставу должны были выехать, дабы искупить вину свою грешную. То старики были да дети малые, в основном из не знатных именем. Много было их сотни три не менее. Родичи за ними двинулись, ктож отпустит свою кровинушку. – перейдя на немного другой стиль повествования с нескрываемой скорбью в глазах говорил дедушка.
- Среди избранных был Митенька, Митька тобишь, если просто по-нашему. Да отец его Станислав Иванович, все его «Батькой» кликали.
- И пошли они к вратам невиданным, а потом и за врата в место «Курилами» названное, толи от того что далеко было , толи от того что какую-то курительную траву выращивали там стало быть, в общем звали его так. Шли долго, мучаясь. По прибытию на Курилы, решение приняли совсем уходить, вдаль, за небо, только от дома подальше бы. Смерть ждала их рядом с Апостолом.
- Долго думали, как на свет выйти, страшно ведь….И костюмы тогда слабы были, да и незачем они людям подземным, костюмы от неба смертельного. В общем, двинулись в путь они, по бумаге сверялися. Где, какое убежище находится, может станция подземная, мож.. тоннель заброшенный. Таким образом, блуждали под землей они месяцы, только изредка, в крайнем случае на поверхность выхаживали. В скором времени, тридцать выживших транспорт летный случайно увидели. Батька в городе пилотом был, как «вертушку» увидовал, так и присел со слезами наземь хладную. – хлебнув из кружки уже остывшего чаю , сделав традиционную паузу продолжал дед.
- Чего долго рассказывать….нашли место укромное, в бывшем бомбоубежище. А еще в добавок, город рядышком оказался случаянно. Как они выжили, добираясь до места, домом ставшее, я не ведаю, только выжили и в согласии, жизнь новую строить начали.
- Митька из мальчишки вырос в юношу, девку добрую в жены взял….о ребеночке… думать стали все….
- Отец его, воинов сталкеров, храбрых молодцев, собрал для походов во внешний мир, за добычею. Тяжко жилося им, но по-семейному…с уважением.
- Было это к утру дня двадцатого июня месяца. Станислав Иванович с группой сталкеров, вернулись припозднившися , все растерянные…
- Митька, слышь! – дед вдруг перешел на рассказ в лицах и все вздохнули с облегчением, т.к . стало понятно ,что специфический стиль истории прекратился. Обычно на этом этапе рассказа, начиналось самое интересное, поэтому выказывая уважение рассказчику, все начали торопливо проходить к бадье с заканчивающимся чаем, налив ароматного -бодрящего напитка и так же спешно рассаживались на прежние места.
- Сынок, проснись…Митяй.- шепотом, словно он и есть отец Митьки, произнес дед.
Парень встал, протирая глаза еще сонными, вялыми руками, удивленно смотря на отца спросил:
- Вы уже…а чего так долго? Случилось что? Я хотел, было утром на поиски группу собирать…
Отец не услышав вопроса продолжал смотреть на Митю и медленно, словно собираясь с мыслями чспросил:
- Ты помнишь Марию, врача по нашему району в Апостоле? – сбивчивым голосом, уже полностью погрузившись в образ, вопросительно сказал дедушка.
- Ммм…да. ... Честно говоря, не очень лицо ее помню, руки, голос да, а так…- ответил Митька задумавшись.
- Помнишь, у нее еще на ладони родинки в виде созвездия были, она тебе еще всегда обещала его на небе показать? – с надеждой спросил отец, (сказал наш рассказчик).
- Точно. У нее еще шрамик на виске был. Она после первого нападения крыс чудом на аванпосту спаслась….шрамик только остался… - удивившись, сказал Митя, дедушкиным голосом.
!!!!!- А почему ты спрашиваешь? И все-таки, почему так задержались? – Осмотрев отца, он увидел на комбинезоне, крупные еще не высохшие пятна крови, разорванные, вернее разрезанные, словно расплавленные щитки на коленях и дикий, словно обезумевший взгляд отца.
- Пап, ты чего? Что черт возьми произошло? ….
Отец стоял как будто маленький мальчик увидевший наяву, то, что приходило к нему в страшных снах каждую ночь.
- Так, пойдем-ка со мной, чайку заварим, да и поесть тебе надо, а я пока рану осмотрю.
Станислав Иванович, словно ребенок взял сына за руку и нехотя побрел за ним.
Усадив его на стул, Митя расстегнул нательник и второй комбинезон. Поднеся индикатор радиации, удивленно посмотрел на отца.
- Вы где были? – немного оторопев, спросил он.
- Да…не далеко тут. – медленно начал отец.
- Сергеич сказал, что у западной части города вроде как схрон сделал, надобно забрать. Вот….вот мы и пошли потихоньку. – он сглотнул, но сухой рот только глухо произнес глоток воздуха.
- Решили идти к схрону, через город… не обходить. Поохотиться решили мать его так…
…поохотились. – тихо закончил он.
- По началу все было как обычно. Расстановку не меняли. Сергеич со сканером, Илья и Петр впереди, Семен и Ефимыч прикрывают скан, а я замыкающий с Павликом.- снова минута молчания. Митя решил не терять времени и стал снимать с отца остальную поврежденную одежду, с диким усилием скрывая ужас и удивление, после увиденного на индикаторе. Дело в том, что после долгой дороги от Апостола отец получил большой удар радиации, многие врачи в городских тоннелях говорили, что ему осталось немного и лучше его изолировать, т.к фон может пагубно сказаться на нашем здоровье. Но мне и так казалось, что один раз мы уже умирали, поэтому второй раз не страшно будит. С тех пор отец, старался найти лекарства и как можно больше проводил времени на поверхности в поисках. Но после замера радиации сейчас, Митя увидел шкалу у цифры ноль! Ни как у всех чуть больше 2х, а ноль. Такое почти невозможно! Тем временем в сумбурные сбивчивые мысли ворвались слова вновь заговорившего отца.
- Дойдя до кинотеатра «Молодость», Семен заметил какое-то движение со стороны площади «Славы». Я дал отмашку на «стоп». И все остановились….- отец снова сглотнул, поперхнувшись громко кашлянул и покраснев от натуги продолжил.(повествование деда становилось похоже в эти минуты на пересказ по ролям захватывающей книги прежних времен).
- Остановившись, мы увидели в отблесках воды рядом с деревьями у кромки площади, яркий пучок света….. – отец снова замолчал, будто проваливаясь в пустоту.
!!!Молчание длилось минуты три, тем временем Митя рассматривал ровный, словно нарисованный черный обуглившийся шрам на плече. Ничего подобного он не видел в своей жизни. Шрам был довольно глубок, но не грамма свежей крови на ране не было видно, больше того, ее словно запаяли или прожгли…Но откуда тогда свежая кровь на комбинезоне?!..
- Вдруг свет заморгал….такой яркий изумрудно лазоревый….заморгал… и из-за деревьев показались бегущие силуэты. Кто-то падал, руками судорожно перебирая землю , хромая спотыкался и падая изо всех сил, буквально отпрыгивал от земли, пытаясь продолжить сбившийся , сумбурный бег. …. Свет тем временем медленно приближался. Мы словно смотрели на маяк заворожено… с надеждой что ли….такое ощущение было, как будто, крушение мы терпим, а свет маяка нам надежду спасения показывает. Илья, автомат из рук выронил и медленно так.. побрел на свет…. Мы оторопели все…..- глаза его стали судорожно смотреть на меня, руки затряслись, по телу начался легкий озноб.
- Тут вдруг кто-то по шлему меня осадил, да со звоном таким….ошалело начал я моргать глазами…смотрю рядом Сергеич стоит, а в наушнике крик его разрывается…Кричит, а я как после наркоза, ничерта не пойму. Сканер мне в глаза показывает…. Только я на сканер обратил внимание, как сразу же опомнился. Точек там сотни полторы было, а самое странное четыре мигали…словно то, исчезая, то, появляясь вновь. Я на свет глянул, а там кишило все, бурлило, рвалось….крик стоял, вопли жуткие…. – отец не сводил глаз от сына, немного заикаясь и протирая взмокший лоб.
- В общем, пока все очнулись в оцепенении, Илья уже на пол пути был от свары. Сканер мигал, трещал, а потом и вовсе потух. Тут и нас будто волной …внутренней волной обдало, тошнота и гулкая резь в ушах…что-то необъяснимое….жуткое, поселилось в груди, сбивая дыхание….и я услышал в динамик сквозь вопли боли, как все начали кашлять. А Илюшка, будто осенний листочек, попавший в вихрь, закружился и исчез в пляске света и рвущихся тел. – Станислав Иванович замолчал, опустив глаза. Митя не говоря ни слова, обрабатывал раны, медленно забинтовывая их.
- Так мы и стояли, а Сергеич метался между нами не зная, что делать…как быть.
- Потом тело как-то ослабело и вздрогнуло, а пелена оцепенения уходила понемногу, Сергеич стал всех лупить шокером, поставив на самый щадящий режим. Не помню, долго ли это длилось, очнулся я уже в заброшенном кинотеатре. Мы сидели словно оглушенные, а Сергеич подходы минировал. Ты знаешь сын, чувство было, будто нет внутри ничего….выкачено, уничтожено без остатку, только отрывисто сердце стучит …сбивчиво так, из последних сил. А в голове туман, и тяжело так…..невыносимо просто…
Митя подал отцу кружку с только что заваренным чаем и в комнату вошел Петрович - врач и по совместительству психических дел мастер в лагере.
- Мить… Здравствуй. Как отец?(не дожидаясь ответа он продолжал).Слушай, отойдем на секунду, дело есть. – спокойным, но немного тревожным голосом сказал он.
- Да, сейчас, вот только забинтую руку и подойду.
В этот момент отец схватил его за руку, но Митя похлопав его по ладони сказал:
-Я тут пап, секунду, Петрович чего-то сказать хочет. Я сейчас, я не ухожу.
Они отошли в темный угол комнаты.
- Ты раны видел у отца? –спросил врач.
- Да… - медленно ответил Митя.
- А остальных вернувшихся уже видел.
- Еще не успел…отец никогда таким не был, я немного в растерянности. – озираясь на Станислава Ивановича сказал Митя.
- Это я его домой отпустил. Сашка его проводил до тебя. Он просто в шоке, раны я осмотрел, ничего серьезного, поэтому отпустил. Остальные по сравнению с ним (тут Петрович замолчал посмотрев на тихо сидевшего отца).Остальные по сравнению с ним живые трупы. Как дошли до дома, до сих пор не понимаю. Да еще и Петра на руках несли.
Митя не веря сказанному оглянулся на отца и тихим голосом спросил:
- Они жить будут?
- Не все…- ответил врач.
- Максим Петрович, а вы на радиацию замер делали? – в смятении, но с любопытством спросил Митя.
- Сделал…
- Ноль…- ответил врач.
- Где они были? Отец рассказал?
- Пока не до конца, как все выясню, прейду. Надо всех собрать после всего. Там и обсудим. – немного задумавшись сказал Дмитрий Станиславович.
- Ладно..если что, Сашку у тебя оставляю, вдруг помощь понадобится. Да, еще одно. Они все кто в сознании о какой-то Марии говорят. Сбивчиво, сумбурно…ничего не понять. О Магдалине чтоли? – сказал, вопросительно посмотрев на Митю доктор. Он был из городских, поэтому не знал этой женщины и ее теплых и таких ласковых рук. Митя любил бывать в больнице, можно сказать ему нравилось болеть из-за тети Марии. Она каждый раз встречала его с улыбкой и беря за руку начинала рассказывать о какой-нибудь звезде, которую очень скоро обещала показать на бескрайнем небе.
- Да нет…я ее помню. Она была врачом в городе, где мы жили ранее, от куда пришли сюда. – сказал медленно водя глазами по стене Митя.
- И чего вдруг после стольких лет она им вспомнилась? – спросил Петрович.
- Пока не знаю..- отвечал Митя.
- Надо все по порядку….-тут он оборвался на полуслове, т.к раздался глухой удар. Оглянувшись, Митя увидел отца упавшего на пол.
- Вот черт! Сашка, Сашка! – закричал Максим Петрович и в комнату тускло освещенную рыжеватым фонарем вбежал небольшого роста испуганный парнишка.
- Чего стоишь, помогай! – прикрикнув на вбежавшего парня, Петрович поднимал отца Мити.
- Крепкий Батя, а нервишки-то подкачали…! Давай-ка на кровать его, устал он, отдых нужен. – сказал врач и взяв Станислав Ивановича под руки вместе с Митей и Сашкою понесли могучего телом мужчину к кровати.
Станислав Иванович, прейдя в себя через некоторое время, уснул. Рассказ решили отложить на утро. Митя убедившись, что все в порядке, посидел возле него пол часа, а затем пошел в мед центр, оставив Сашку за главного.
Мысли путались, всю дорогу Митя не мог понять, что рассказывал отец и как это возможно. Подходя к дверям мед центра, он увидел бегающих людей, суету и сдержанный крик, что-то восклицая, Максим Петрович просил у бежавшего с большой коробкой санитара.
- Жгуты, жгуты несите! Да бинтов побольше! – обращаясь все к тому же убегающему санитару восклицал Максим Петрович.
- Что за суета, случило еще что? – спросил подходя к доктору Митя.
- Да.. у Перта и Семена …в общем я сам не пойму. Мало того, что они все искромсаны, кости поломаны, у того и другого грудная клетка будто тисками раздробленна.. а две минуты назад …господи…я такого никогда не видел….- тут подбежал, тот самый санитар с полной коробкой всевозможных мед инструментов. Задыхаясь, он посмотрел на Митю и нервно отдал коробку, немного отшатнувшись назад.
- Я можно, я не пойду…мне ….- дрожащим голосом, мотая головой в разные стороны, умолял молодой санитар.
- Куда ты не пойдешь? – не понимая, спросил Максим Петрович!
- Мне пора уже, я не пойду, мне …я …. Пап я не буду больше….- моргая и отходя назад, смотря прямо на нас, говорил этот человек.
- Крастылев твою мать! Ты чего несешь! – закричал доктор, быстро доставая нашатырь из нагрудного кармана.
Митя стоял опешив, он не мог поверить во все происходящее…это.. это было словно, как в детстве, когда люди схватив его, жадно бормотали непонятные ему слова и скручивая руки, разрывая одежду, тащили к черной машине с красными полосками…..машине охотников за воронами! Мгновенная вспышка из прошлого прервалась до безумия отвратительным, резким запахом нашатыря!
- Ты мне еще с ума сойди! – крикнул Петрович, убирая руку от висков Мити.
- И так половина персонала не в своем уме, не успел я от тебя вернуться, будто, произошло что! И в добавок ребята…эх черт бежим в палату, Мить слышь меня!?
Митя очнувшись, посмотрел на доктора и закивав взял покрепче коробку отданную санитаром.
Все было как в страшном сне. Вся палата в красно-багровом текущем по стенам цвете. Кровати превратились в жертвенники. Лоснящиеся алым блеском тела, хлестали тонкими, длинными струями крови. Кого-то рвало. Жуткий запах вызывал головокружение и тошноту. Одно из окровавленных тел, выгнулось дугой , голова запрокинулась, а зрачки…зрачки были белыми. В комнате стоял гулкий звук, вырывающийся из груди, искореженного тела. Второй человек, а узнать, кто из них кто, было попросту невозможно, бездыханно лежал на перекрашенном в кровавый цвет операционном столе.
Митя пошатнулся, комната вспыхнув поплыла перед глазами… Максим Петрович тут же поднес к теряющему сознание парню платок сдобренный нашатырем.
- Стоять Митяй, ты мне в сознании нужен. – удерживая парня сказал он.
Прейдя в себя, Митя и доктор, хлюпая ботинками в вязкой, красной жидкости, подошли к операционному столу.
- Матерь божия…..Не должны так умирать, не должны…Что же ребята вы натворили, за что вас так.…? – тихо, ледяным голосом, осматривая труп говорил Петрович.
- Где остальные? – так же тихо спросил Митя.
- В соседней палате…… - отрешенно сказал врач.
- Надо и их проведать, может и там такое же….. – положив руку на плечо Максим Петровича, сказал Митя.
- Да…..ты прав….Вот только мед сестер унесем отсюда, видишь, как скрутило их. Надо помочь. Не выдержали девоньки…. – тихим, спокойным голосом сказал врач.
Осторожно подняв щупленьких девушек, они вышли из палаты, закрывая за собой вымазанные кровью двери.
В соседних палатах было тихо. Бойцы лежали под капельницами, без видимых изменений. Максим Петрович проверил показатели на приборах, все было в норме.
- Мить иди сюда, чего покажу.- попросил парня доктор.
Подойдя к забинтованному человеку, Митя спросил:
- Это кто?
- Илья Сергеич. Ему крепче всех досталось, не считая уже ушедших.
- Ты посмотри вот сюда. – Максим Петрович поднял белую пленку и указал на грудь, точно на то место, где располагалось сердце.
- Видишь?
Митя вглядываясь заметил маленькую, черную точку, на обгоревшей коже.
- Это что ли? Вот эта точка, да?
- Да… - ответил с тревогой в голосе доктор.
- Это не просто точка. При попытке извлечь ее - вырезать, резко возрастает артериальное давление. У человека начинаются судороги, и вывести его из этого состояния потом очень сложно.
Митя с нескрываемым удивлением посмотрел на Максима Петровича.
- А у остальных? – спросил парень.
- Нет, только у Ильи.- ответил доктор.
Оба они постояв еще некоторое время в палате, помолчали и вызвав дежурных отправились в кабинет-смотровую Максим Петровича.
- Чай будишь? –спросил доктор с усталостью севшего в кресло Митю.
- А покрепче ничего нет?
- Нельзя, надо сейчас трезвую, светлую голову сохранять. Боюсь это только начало…
- Начало чего? – приподнявшись на кресле, спросил Митя.
- Не знаю чего… Сейчас надо, дождаться когда отец твой проснется, а там видно будет.
Максим Петрович подал Мите дымящуюся кружку с ароматным и таким редким кофе.
- Ох ты! Если б не все происшедшее, я удивленно воскликнул бы слова радости. – сказал Митя с приятным удивлением принимая заветный напиток.
- Да, есть запасы на черный день. Твой отец, кстати как-то угостил. Мы проверили, вроде чистый, вот я и оставил. В минуты трудные для размышления очень помогает.
- Мда…сейчас именно такое время, ничего не скажешь…- отхлебнув щедрый глоток, сказал Митя.
Так мы просидели до самого утра. Сон после всего происшедшего просто исчез. Да и какой сон, когда ты не веришь в то, что видел своими глазами на яву!
Ближе к обеду собравшись с мыслями, они пошли в отсек где жил Митя. Разговор со Станиславом Ивановичем должен был объяснить хотя бы, где они были, и что, в конце концов, произошло. Другие вопросы пока их не интересовали…
Зайдя в комнату, они увидели сидящего на кровати Станислав Ивановича, обхватившего голову обеими руками. Он тихо бормотал какие-то слова, не обращая внимания на вошедших.
- Пап привет. Ты как себя чувствуешь?- подойдя к отцу, присев на колени спросил Митя.
Станислав Иванович поднял глаза на сына, в них читался жуткий страх и невероятная боль. Руки опустились на колени, и Митя обратил внимание, как постарел отец. Раньше он этого не замечал, а сейчас, именно сейчас, увидев его глаза, сморщенный старческий лоб и неуверенные могучие руки, покрытые впивающимися морщинами, он почувствовал жалость. Смотря в глаза отца, он протянул руку к его щеке и сказал:
- Все хорошо пап, все уже позади…. – несмело улыбнувшись с содроганием в голосе, сказал Митя.
- Пап, мы тут спросить тебя хотели….Ты вчера все помнишь? Как шли, как до ворот бункера добрались? Где были…?
Отец опустил глаза и медленно поднял их снова.
- Уходить нам надо. Всем уходить. – тихо, сказал он.
Мы молчали. Петрович сел за стол и достав диктофон, медленно нажав запись, положил его рядом с собою.
Станислав Иванович молчал пару минут, а затем начал неуверенно:
- Я наверное не все вчера рассказал. Честно говоря, плохо помню как сюда добрались и тем более, как заснул сам. Все будто слайдами, без звука. Причем картинки черно- белые….и только свет, голубовато лазоревый свет….
- Ты вчера сказал, что после гибели Ильи вы укрылись в кинотеатре.- тихо и с некоторой лаской спросил Митя.
- Да…это я тоже смутно помню. Зато потом все ясно, как будто только что случилось….- громкий глоток перехватил его дыхание.
- Когда очнулся лежа в полуразрушенном зале, сразу попытался осмотреться. Перед глазами плыла белая пелена, я судорожно моргать начал. В проемах между развалившимися стенами, мелькала какая-то фигура. Я передернул затвор автомата и хотел было уже дать очередь в направлении тени, тут кто-то схватил автомат за ствол и взревел мой динамик. Голос Павлика что-то прокричал, я не совсем понял, но автомат опустил. Указывая на тень, Павлик повторял несколько слов - «Успокойся Бать! Это Сергеич,… Сергеич это!» Как оказалось, Илья единственный все это время оставался в сознании, поэтому как только мы дошли до кинотеатра, он не долго думая стал готовить встречу…вот только кому…. – сказал Станислав Иванович и медленно перевел взгляд от Мити на рыжевато-красную лампу фонаря.
- Немного прейдя в себя, я начал осмотр парней. Кто в каком состоянии, да и местность нужно было обойти, для ликвидации сюрпризов. Их нам только в эти минуты не хватало. Медленно шагая в тяжелом комбинезоне я решил снять некоторые щитки, иначе силы оставили бы меня очень быстро. Тело было измотано, а голова ныла, и редкие удары пульсирующей боли отдавались в затылок. Такое ощущение, будто внутри головы расплавленный свинец, который тянул меня назад, от этого голову постоянно хотелось запрокинуть. Сделав еще пару шагов, я остановился, лежащий передо мной человек, был весь в грязи и темных пятнах. Осветив его нагрудным фонарем, я увидел Семена, вернее, опознал его по раскрашенному наплечнику. Три белые полоски увенчанные полукругом , чуть пониже звезда и два крыла по бокам. Семен нарисовал его на счастье, он говорил, что у его отца на плече был такой же. – Станислав Иванович тяжело вздохнул и продолжил.
- Семен был ранен в грудь, но дышал, кровь залила весь его костюм, образовывая в местах складок маленькие красные озерца. Я аккуратно убрал его руки от груди и осмотрел рану. Раскуроченные пластины, были вдавлены внутрь, тельник и второй костюм так же были пробиты. Найдя в нагрудном кармане кусок ткани и клейкую ленту, я попытался зажать рану. Семен застонал в динамик. В этот момент Сергеич подошел к нам с какой-то железной штукой, точно не помню, но на ее конце был моток проволоки, а у руки тускло горел экран, от которого, поблескивая, отходили два провода. Я спросил чего это такое, Сергеич пробурчал невнятно ответ и сказал - «Давай остальных перенесем, Петр и Ефимыч у входа в кинозал остались. У Ефимыча по-моему просто шок, а вот Петр ..(на секунду он замолчал). В общем, я сам не пойму, руки ноги целы, а поднимаю его он мешком валится, по связи спрашиваю, что с тобой, а он какую-то чушь несет.
Оставив Павлика с Семеном, мы пошли к входу в кинозал. Тусклый, холодный свет луны, пробивался сквозь разрушенные стены и заросшие, искореженные, наваленные друг на друга сидения. Они были похожи на большую паутину, оборвавшуюся и нелепым узором застывшую на земле. Тени ржавых железных перекрытий, падали на нас и медленно сползали, грустно останавливаясь на заиленном бетонном полу. Плитка редкими кусками, поблескивала грязным лунным светом. Сергеич шёл впереди, я чуть поодаль. Через несколько секунд в динамик раздался тихий голос Ефимыча – « Мужики, мужики кто-нибудь меня слышит? Мужики….черт….я Петра отрубил, потом все объясню.(еще тише и отрывистее продолжал он)… Если слышит кто.. Батя, Сергеич,….господи, где же вы….ребята….». Потом тишина. Мы с Ильей пригнувшись, взяв автоматы на изготовку пошли, не сбавляя шаг к окраине кинотеатра, туда где был вход в кинозал и ресторан. Приблизившись к тому месту, где, по словам Сергеича должны были ждать Ефимыч и Петр, мы ни кого не нашли. Я попытался вызвать кого-нибудь из них по переговорному устройству, но тщетно, динамик молчал. Переглянувшись с Ильей, мы решили осмотреться, тем более далеко вдвоем, они не могли уйти. Пройдя шагов пятнадцать, меня обдало приятной, немного жгучей волной. Крик Ильи разорвал мое секундное блаженство – «Ложись! БАТЯ ЛОЖИСЬ!» Скрипящий жутким криком динамик в ухе, заставил меня среагировать почти мгновенно. Упав на землю, я по инерции откатился вправо и прицелился автоматом в пустоту. Илья что-то пытался сказать из динамика, но было не разобрать, помехи забили эфир отрывистым, томным свистом. Не понимая, что произошло я начал ползти вдоль упавшей, внушительных размеров колонны.
И тут в нескольких метрах от меня, вспыхнул плотный пучок яркого света. Голубого ….нежно лазоревого цвета. Тот самый яркий свет, который мы видели на площади. В котором исчез Илья… в котором кипела, разрывая плоть пляска смерти. И я поймал себя на мысли, что мне становится страшно. Не желал в это верить, не хотел понимать то, что со мной происходит…..и как-то мысли все словно мыльные пузыри медленно расплывались по небу сомнений и страха. Перед глазами всплыл как на яву день рождение тебя Митька и промотав пленку на ускоренном режиме остановилась картинка на смерти Женечки(мама Мити). И мысли стали тяготить мой разум, убеждая меня все новыми картинками в том, что я виноват в смерти тех, кого любил….. – увеличившиеся глаза Станислава Ивановича стеклянным взглядом смотрели на свет фонаря.
- Мгновенно упал занавес и я очнулся. Невероятный визг и мечущийся световой луч, рассекали ночное небо. Стены кинотеатра взрывались вспышками яркого света. Вдруг фон прекратился и голоса один за другим, на перебой кричали с трудом различимые фразы. Я потерял сознание…- закрыв лицо рукой, сказал Станислав Иванович.
- А дальше, ты что-нибудь помнишь еще?- спросил Митя, не скрывая удивления и растерянности.
- Да…..в прочем не знаю, сколько времени прошло…очнулся я около какого-то металлического ящика. Подняв голову, увидел изрядно проржавевшую табличку. «Мир»…..Я смотрел на нее и понемногу начинал улыбаться, потом смех, потом горький глоток и невольно покатились слезы. А вокруг мелькали огни, разрывались захлебываясь очереди трасерных пуль, крики, тяжелые скрипы динамика говорили о ведущемся бое. А я смотрел на эту ржавую железку и слезы не давали мне оторвать от нее глаза….
Тут кто-то перевернул меня и тряся что есть силы пытался отрезвить мои отрешенные глаза. Это был Павлик. Странный черный рубец пересекал его шлем… Я очнулся.
Встав на колени, я не поверил своим глазам. Существо с огромным фонарем на спине с металлическим коробом, одетое в какие-то лохмотья. Вокруг монстра висели черные крюки, на большинстве из которых свисали крысиные, птичьи и просто гниющие туши. Металлическая огромная голова, похожая на скафандр из которого торчали заклепанные трубки, издавала дикий визг. Синие светящиеся точки, еле различимо для глаза, преломляя воздух извлекали голубоватые волны. Яркий кусок раскаленного металла, словно нож режущий масло, полосовал нападавших мутантов на кровавые лоскуты плоти. Волны сбивали с ног большую часть нападавших, подбрасывали вверх тела будто листы бумаги. Некоторые из них, как будто сжатые невидимыми тисками выталкивали все внутренности наружу. Из двух углов огромного зала, велся непрерывный огонь, пылающими очередями. Павлик убедившись в моем здоровье, вскинул свой двенадцатый калибр, в простонародии известный как «Слоновка» за убойную силу, и прицельным огнем пошел на светящееся, монолитное чудовище. В моей нагрудной сумке были припасены на редкий случай связка гранат. Вот и пришёл тот случай, подумал в тот момент я. Вытащив подарочный букетик, я начал пробираться ближе к монстру. Потоки мутантов летели словно бабочки на жгучее пламя. Но вскоре их численность стала угасать. Момент был как нельзя кстати. Сергеич из-за укрытия увидел мой ход конем и вызвал огонь на себя отвлекая внимание «Светляка»(так мы его потом уже назвали). Не доходя пятнадцати-двадцати метров, я метнул связку подарков…. – отец замолчал и с улыбкой, больше похожей на искривление рта вызванное болью, поднял голову тяжело вздохнув..
- Прозвучал взвыв…. свет погас. Пыль и пепел разбавленные кровавым дождем, медленно парил в душном воздухе кинотеатра. – отец снова замолчал.
Подождав с Максимом Петровичем около четырех минут, Митя немного поежившись спросил:
- Пап, а почему вы все тетю Марию вспоминали вчера.
Станислав Иванович резко опустил голову, впившись сумасшедшим взглядом в лицо Мити. В глазах отца появились слезы.
- Когда в дыму я подошел к большой лежащей фигуре, осмотрев ее, мне показалось, что шлем немного треснул и окликав по динамику ребят я позвал их подойти. Сергеич осмотрев труп незнакомца решился вскрыть скафандр. Достав свой любимый мини автоген, он немного надрезал странную конструкцию в месте пробоины. Зашипел пар, и большой шлем раскрылся. Это был механический шлем, ничего сверх естественного…..но вот обладатель этих одежд, вызвал у нас неподдельный ужас. – закрыв глаза на несколько секунд, сказал отец Мити.
- Лицо или то, что напоминало его, было человеческим. Кожа фиолетово-черная, на месте глаз пучки проводов, подсоединенных к каким-то пластинам, утопленным в глазницах….все остальное как у человека, только невозможно черное. Сергеич поднял руку «Светляка», она была испещрена металлическими пластинами, проводками, а ладони….ладони были усыпаны глубокими дырками, вокруг которых сверкали оранжевые кольца.
- Пап.- вопросительно сказал Митя.
- А Мария, Мария –то причем.
Отец взглянул на сына, слеза одиноко покатилось по его щеке….
- Это Митька и была Мария……….




Конец 1й части.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
seagullls
сообщение 28/02/2010, 10:53
Сообщение #93


MaxMan
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 165
Регистрация: 06/02/2010
Пользователь №: 76 344



Цитата(Delor @ 28/02/2010, 09:06) *
тектс чуть исправил..
События описываемые в этом тексте,
происходили параллельно
истории Дмитрия Глуховского «Метро 2033».
За пределами Московской области.




Светляки


Вспоминая себя в детстве, невольно всплывают строки из рассказов дедушки. Для нас – детей родившихся с потолком над головой, эти истории были словно сказки, которые наполняли жизнь тайнами, страхами и каким-то трепетом, трепетом ценности и любви к жизни. Многие говорили, что дед выжив из ума, болтал старческую ересь, пугая нас поверхностью и тайнами подземелий. Жизнь рабочего поселка и так была довольно суровой. Тяжелая работа в шахтах, недостаток воды и пыль - тяжелая, густая, сухая , клубившаяся медленным плотным облаком возле «дыр». «Дыры», так назывались большие отверстия в земле или породе, являвшиеся единственным входом в шахты. Больше всего я боялся этих дыр…смердящие склизким холодом или бурлящие медленными раскатами пепельных облаков, они походили на огромные черные глаза «Диких» или просто холодное, черное ничто …которое каждый раз забирало чью-то жизнь. В детстве мне казалось, будто бы повзрослев, я обязательно закопаю все эти дырки, и ни кто больше не будет навсегда уходить от нас, возвращаясь укутанный в багровых, грязно - масленых лохмотьях. Станислав Кузьмич был моим дедом, чему, по правде сказать, завидовали все мальчишки и девчонки нашего и соседних поселков. Отца я плохо помню, дед говорил, что он отправился на поверхность с отрядом «поиска»и так и не вернулся. После исчезновения того отряда, мало кто выходил на поверхность, в поселках с тех пор сталкеров почти не бывало. Люди поговаривали о проклятии или чуме…я уже плохо помню…Дед всегда говорил – «Бойся не дырок внучок, бойся света и человека….а еще(тут он всегда умолкал вздыхая) в прочем рановато об этом тебе знать.» -улыбаясь говорил он. Я конечно же начинал выспрашивать его о том , что еще мне рано, но дед становился глухим, слепым и начинал говорить свое любимое - «Ох и старость, вот давиче вспоминал чего надобно сделать, а не помню…ты не помнишь Мишань?».Я с недовольством отвечал, что не помню и усаживаясь рядом, поеживаясь начинал перебирать варианты того, что утаивал старик. Дед клал руку мне на плече, немного сжимая его и приговаривал- «Узнается, все рано или поздно узнается Мишутка..». Всю свою жизнь в глубинах тоннелей он путешествовал, занимаясь продажей различных нужных и просто интересных вещей. Об этом он никогда не говорил, только лишь опускал глаза и сводил руки, говоря – «Давно этоти уже было…». Порой ночью, проснувшись, я смотрел на медленно тянущийся пар из его алюминиевой кружки с крепким чаем, лицо его тускло освещалось бликами каганца, а глаза устало, и так тоскливо смотрели куда-то в тишину… Многие уважительно говорили о дедушке, некоторые посмеивались за глаза над его небылицами, были и те кто попросту его боялся, избегая тяжелого, но по старчески доброго взгляда. И все равно в третий день рабочего расписания, который считался выходным, все собирались к вечерней трапезе около бурлящей язычками пламени топкой и уплетая мясную похлебку, сдобренную петрушкою и наваристыми кусками мяса, внимательно слушали разливистый, степенный рассказ. Надо сказать, что дед, по его же словам, страшно боялся подняться к небу, все это принимали за страх перед поверхностью….теперь я понимаю, что говорил он совсем о другом страхе… Его сказки, на самом деле учили нас науке , благодаря которой я выжил и сейчас рассказываю эту историю…….
- Аки бочки порожние, говорю я вам! – восклицая, начинал каждый раз с непонятных слов дедушка. Причем ни кто не знал, что на самом деле они означают, поэтому все принимали их за - «жили, были..».
- Могутно и добро жилось до сиих времен. Памятны те, кто дал жизнь и любил ее до остатку! Каждого помню и никого… Было ли или нет, тяперича не скажу, но рассказать расскажу. – непонятный язык, к которому привыкли слушатели, расценивался как прелюдия к основному действию, в это время недоевшие доедали, а те кто не успел налить забористого ароматного чаю, спешили к бадье заваренной большим кухарем по прозвищу «Спартак»… Звучное имя, дал ему дедушка, называя его похлебки спартанскими…видно вкусные в переводе с дедовского наречия. Имя Спартак звучало величаво, и многие полюбили его за простоту и удобство. Окликая нашего кашевара, все с уважением и подобострастием смотрели в его немного уставшие глаза.
- Светляки …- озаглавил историю, выдержав традиционную паузу, продолжил дед.
- В граде неведомом, с домами скальными. Жил под толщей страха люд. Жили оне хорошо. Потому как друг дружку не жалели. Проказников учили, а шалопутов выгоняли к едрени мать его так напрочь! Слышь Гаврилка и тебя така учесть ждеть, если безделить и озорничать не перестанешь!- увидав на задних рядах скромно сидящего с богато вьющимися русыми кудрями парня , сказал дед. Открытый, улыбающийся бравой улыбкой рот, с щелками между зубов от многочисленных боев за сердце очередной возлюбленной, промолвил почтительно согласие в ответ. Гавриил был любимым, но очень непутевым парнем всех близлежащих станций и поселков. Добрый по душе, но абсолютно беспутный по натуре, он помогал и приворовывал, кутил и учительствовал молодых, в общем, местная достопримечательность во всех смыслах.
- Да, о чем это я… - задумчиво сбивался дедушка и поднимая медленно очи к горе , вспоминая продолжал.
- Говаривали, дескать, город этот изначально так и стоял под землей. А строили его древние предки… настолько древние, что живущие на земле не ведали о городе этом, стало быть. – Не торопливо глаголил он.
- А оный город нашел церковник один в старые годы. Церковник - это …как вам сказать….. читающий слова божие чтоль. Как-то так… И вот значить, нашел каким способом неведомо этот град церковник, оглядев его, назвал «Охере….. – Тут дед оборвал повествование и что-то забурчал себе под нос. Сравнивая события и названия, приходившиеся ему в жизни. Чуть слышный смешок, прошелся по большой зале.
- Нет, это другой град так звали. А этот он назвал « Апостолом» . Кажись так… В общем, долго тот град не стоял безлюдно. Закипели улицы, заходили повозки, загрохотали машины, по слепящим от фонарей мощеным улочкам заходил люд в одеждах диковинных. И все росло могутно, ширилось и богатело… Люд тот, под дланью инквизиторов жил. Инквизиторы же «дышали» умами людей. – сделав очередную паузу продолжал дед.
- Много кануло лет с тех пор, многое изменилось. Земля захворала, вода почернела, небеса окутало смрадом и смертью. Те, кто жил на земле уходили в подземные норы, кто не способен был, сгинули в бездне. Только град Апостол названный, не подвергся каре внешнею. Люди жили празднуя, по годам с беззаботностью хаживали. Трудом и наукою спасалися.
- А где город-то этот находился? - с небольшой укоризной спросила полноватая, в грязном переднике, добротных размеров женщина. С нескрываемым удовольствием, булькая и громко втягивая ароматный чай.
- Далече от нас-то, далече… - не глядя на даму, отвечал дедушка.
- Дак вот… Град тот, о беде узнав врата строить начал. Люди говаривали, что врата те огромадных размеров были. Замков и запоров не счесть. Высотою и толщиною таки больши были…. а прочны, ни одна напасть не покажется. Только люди мереть стали. Хвори редкие, чахотки разные, слезы кровавые от младенцев мертвыми рождающиеся…. – обведя глазами всех собравшихся, многозначительно сказал дед.
- Да и живность диковинная, жадная до плоти людской и звериной охочая. Особенно, как слух шёл, котов охотить любила. Грызуны малые, ростом больши сделались, больше сегодняшних. Черные тучи красноглазых воронов, нападать на град тот стали. Не в моготу жить людям стало, а врата еще не достроены были. Тут и разногласия посилились в умах города. Кто кричал, что врата во всем виноваты и те кто их строит, кто говорил за спинами, что прокляли город их, а кто просто выгоды в несчастии людском искал. Долго ли коротко ли, но врата достроены были, а город тот бурлил злостью и негодованием.
- И забыли люди о мире и согласии, о вере и добре к ближнему. Тогда власть имущие инквизиторы указ издали. Дабы народ усмирить и от больных духом и хворями избавиться, охота на виновников была открыта, на воронов…так назвали их. Найдя ворона помещали его в крепости, а затем численность набрав нужную, народ кровью насытив, решили они отправить на искупление оставшихся. На заставу дальнюю, за вратами Апостола… Тут то беснование и началось…. Люди оскал примерили, словно крысы по норам искать еду для услады похоти начали. Кровь полилась реками, люди зверями становились в раз. Но безумие птица вольная….пролетела она над градом дивным….пролетела и осунулась. Инквизиторы закон издали. Те кто выжили в пытках ласковых, на заставу должны были выехать, дабы искупить вину свою грешную. То старики были да дети малые, в основном из не знатных именем. Много было их сотни три не менее. Родичи за ними двинулись, ктож отпустит свою кровинушку. – перейдя на немного другой стиль повествования с нескрываемой скорбью в глазах говорил дедушка.
- Среди избранных был Митенька, Митька тобишь, если просто по-нашему. Да отец его Станислав Иванович, все его «Батькой» кликали.
- И пошли они к вратам невиданным, а потом и за врата в место «Курилами» названное, толи от того что далеко было , толи от того что какую-то курительную траву выращивали там стало быть, в общем звали его так. Шли долго, мучаясь. По прибытию на Курилы, решение приняли совсем уходить, вдаль, за небо, только от дома подальше бы. Смерть ждала их рядом с Апостолом.
- Долго думали, как на свет выйти, страшно ведь….И костюмы тогда слабы были, да и незачем они людям подземным, костюмы от неба смертельного. В общем, двинулись в путь они, по бумаге сверялися. Где, какое убежище находится, может станция подземная, мож.. тоннель заброшенный. Таким образом, блуждали под землей они месяцы, только изредка, в крайнем случае на поверхность выхаживали. В скором времени, тридцать выживших транспорт летный случайно увидели. Батька в городе пилотом был, как «вертушку» увидовал, так и присел со слезами наземь хладную. – хлебнув из кружки уже остывшего чаю , сделав традиционную паузу продолжал дед.
- Чего долго рассказывать….нашли место укромное, в бывшем бомбоубежище. А еще в добавок, город рядышком оказался случаянно. Как они выжили, добираясь до места, домом ставшее, я не ведаю, только выжили и в согласии, жизнь новую строить начали.
- Митька из мальчишки вырос в юношу, девку добрую в жены взял….о ребеночке… думать стали все….
- Отец его, воинов сталкеров, храбрых молодцев, собрал для походов во внешний мир, за добычею. Тяжко жилося им, но по-семейному…с уважением.
- Было это к утру дня двадцатого июня месяца. Станислав Иванович с группой сталкеров, вернулись припозднившися , все растерянные…
- Митька, слышь! – дед вдруг перешел на рассказ в лицах и все вздохнули с облегчением, т.к . стало понятно ,что специфический стиль истории прекратился. Обычно на этом этапе рассказа, начиналось самое интересное, поэтому выказывая уважение рассказчику, все начали торопливо проходить к бадье с заканчивающимся чаем, налив ароматного -бодрящего напитка и так же спешно рассаживались на прежние места.
- Сынок, проснись…Митяй.- шепотом, словно он и есть отец Митьки, произнес дед.
Парень встал, протирая глаза еще сонными, вялыми руками, удивленно смотря на отца спросил:
- Вы уже…а чего так долго? Случилось что? Я хотел, было утром на поиски группу собирать…
Отец не услышав вопроса продолжал смотреть на Митю и медленно, словно собираясь с мыслями чспросил:
- Ты помнишь Марию, врача по нашему району в Апостоле? – сбивчивым голосом, уже полностью погрузившись в образ, вопросительно сказал дедушка.
- Ммм…да. ... Честно говоря, не очень лицо ее помню, руки, голос да, а так…- ответил Митька задумавшись.
- Помнишь, у нее еще на ладони родинки в виде созвездия были, она тебе еще всегда обещала его на небе показать? – с надеждой спросил отец, (сказал наш рассказчик).
- Точно. У нее еще шрамик на виске был. Она после первого нападения крыс чудом на аванпосту спаслась….шрамик только остался… - удивившись, сказал Митя, дедушкиным голосом.
!!!!!- А почему ты спрашиваешь? И все-таки, почему так задержались? – Осмотрев отца, он увидел на комбинезоне, крупные еще не высохшие пятна крови, разорванные, вернее разрезанные, словно расплавленные щитки на коленях и дикий, словно обезумевший взгляд отца.
- Пап, ты чего? Что черт возьми произошло? ….
Отец стоял как будто маленький мальчик увидевший наяву, то, что приходило к нему в страшных снах каждую ночь.
- Так, пойдем-ка со мной, чайку заварим, да и поесть тебе надо, а я пока рану осмотрю.
Станислав Иванович, словно ребенок взял сына за руку и нехотя побрел за ним.
Усадив его на стул, Митя расстегнул нательник и второй комбинезон. Поднеся индикатор радиации, удивленно посмотрел на отца.
- Вы где были? – немного оторопев, спросил он.
- Да…не далеко тут. – медленно начал отец.
- Сергеич сказал, что у западной части города вроде как схрон сделал, надобно забрать. Вот….вот мы и пошли потихоньку. – он сглотнул, но сухой рот только глухо произнес глоток воздуха.
- Решили идти к схрону, через город… не обходить. Поохотиться решили мать его так…
…поохотились. – тихо закончил он.
- По началу все было как обычно. Расстановку не меняли. Сергеич со сканером, Илья и Петр впереди, Семен и Ефимыч прикрывают скан, а я замыкающий с Павликом.- снова минута молчания. Митя решил не терять времени и стал снимать с отца остальную поврежденную одежду, с диким усилием скрывая ужас и удивление, после увиденного на индикаторе. Дело в том, что после долгой дороги от Апостола отец получил большой удар радиации, многие врачи в городских тоннелях говорили, что ему осталось немного и лучше его изолировать, т.к фон может пагубно сказаться на нашем здоровье. Но мне и так казалось, что один раз мы уже умирали, поэтому второй раз не страшно будит. С тех пор отец, старался найти лекарства и как можно больше проводил времени на поверхности в поисках. Но после замера радиации сейчас, Митя увидел шкалу у цифры ноль! Ни как у всех чуть больше 2х, а ноль. Такое почти невозможно! Тем временем в сумбурные сбивчивые мысли ворвались слова вновь заговорившего отца.
- Дойдя до кинотеатра «Молодость», Семен заметил какое-то движение со стороны площади «Славы». Я дал отмашку на «стоп». И все остановились….- отец снова сглотнул, поперхнувшись громко кашлянул и покраснев от натуги продолжил.(повествование деда становилось похоже в эти минуты на пересказ по ролям захватывающей книги прежних времен).
- Остановившись, мы увидели в отблесках воды рядом с деревьями у кромки площади, яркий пучок света….. – отец снова замолчал, будто проваливаясь в пустоту.
!!!Молчание длилось минуты три, тем временем Митя рассматривал ровный, словно нарисованный черный обуглившийся шрам на плече. Ничего подобного он не видел в своей жизни. Шрам был довольно глубок, но не грамма свежей крови на ране не было видно, больше того, ее словно запаяли или прожгли…Но откуда тогда свежая кровь на комбинезоне?!..
- Вдруг свет заморгал….такой яркий изумрудно лазоревый….заморгал… и из-за деревьев показались бегущие силуэты. Кто-то падал, руками судорожно перебирая землю , хромая спотыкался и падая изо всех сил, буквально отпрыгивал от земли, пытаясь продолжить сбившийся , сумбурный бег. …. Свет тем временем медленно приближался. Мы словно смотрели на маяк заворожено… с надеждой что ли….такое ощущение было, как будто, крушение мы терпим, а свет маяка нам надежду спасения показывает. Илья, автомат из рук выронил и медленно так.. побрел на свет…. Мы оторопели все…..- глаза его стали судорожно смотреть на меня, руки затряслись, по телу начался легкий озноб.
- Тут вдруг кто-то по шлему меня осадил, да со звоном таким….ошалело начал я моргать глазами…смотрю рядом Сергеич стоит, а в наушнике крик его разрывается…Кричит, а я как после наркоза, ничерта не пойму. Сканер мне в глаза показывает…. Только я на сканер обратил внимание, как сразу же опомнился. Точек там сотни полторы было, а самое странное четыре мигали…словно то, исчезая, то, появляясь вновь. Я на свет глянул, а там кишило все, бурлило, рвалось….крик стоял, вопли жуткие…. – отец не сводил глаз от сына, немного заикаясь и протирая взмокший лоб.
- В общем, пока все очнулись в оцепенении, Илья уже на пол пути был от свары. Сканер мигал, трещал, а потом и вовсе потух. Тут и нас будто волной …внутренней волной обдало, тошнота и гулкая резь в ушах…что-то необъяснимое….жуткое, поселилось в груди, сбивая дыхание….и я услышал в динамик сквозь вопли боли, как все начали кашлять. А Илюшка, будто осенний листочек, попавший в вихрь, закружился и исчез в пляске света и рвущихся тел. – Станислав Иванович замолчал, опустив глаза. Митя не говоря ни слова, обрабатывал раны, медленно забинтовывая их.
- Так мы и стояли, а Сергеич метался между нами не зная, что делать…как быть.
- Потом тело как-то ослабело и вздрогнуло, а пелена оцепенения уходила понемногу, Сергеич стал всех лупить шокером, поставив на самый щадящий режим. Не помню, долго ли это длилось, очнулся я уже в заброшенном кинотеатре. Мы сидели словно оглушенные, а Сергеич подходы минировал. Ты знаешь сын, чувство было, будто нет внутри ничего….выкачено, уничтожено без остатку, только отрывисто сердце стучит …сбивчиво так, из последних сил. А в голове туман, и тяжело так…..невыносимо просто…
Митя подал отцу кружку с только что заваренным чаем и в комнату вошел Петрович - врач и по совместительству психических дел мастер в лагере.
- Мить… Здравствуй. Как отец?(не дожидаясь ответа он продолжал).Слушай, отойдем на секунду, дело есть. – спокойным, но немного тревожным голосом сказал он.
- Да, сейчас, вот только забинтую руку и подойду.
В этот момент отец схватил его за руку, но Митя похлопав его по ладони сказал:
-Я тут пап, секунду, Петрович чего-то сказать хочет. Я сейчас, я не ухожу.
Они отошли в темный угол комнаты.
- Ты раны видел у отца? –спросил врач.
- Да… - медленно ответил Митя.
- А остальных вернувшихся уже видел.
- Еще не успел…отец никогда таким не был, я немного в растерянности. – озираясь на Станислава Ивановича сказал Митя.
- Это я его домой отпустил. Сашка его проводил до тебя. Он просто в шоке, раны я осмотрел, ничего серьезного, поэтому отпустил. Остальные по сравнению с ним (тут Петрович замолчал посмотрев на тихо сидевшего отца).Остальные по сравнению с ним живые трупы. Как дошли до дома, до сих пор не понимаю. Да еще и Петра на руках несли.
Митя не веря сказанному оглянулся на отца и тихим голосом спросил:
- Они жить будут?
- Не все…- ответил врач.
- Максим Петрович, а вы на радиацию замер делали? – в смятении, но с любопытством спросил Митя.
- Сделал…
- Ноль…- ответил врач.
- Где они были? Отец рассказал?
- Пока не до конца, как все выясню, прейду. Надо всех собрать после всего. Там и обсудим. – немного задумавшись сказал Дмитрий Станиславович.
- Ладно..если что, Сашку у тебя оставляю, вдруг помощь понадобится. Да, еще одно. Они все кто в сознании о какой-то Марии говорят. Сбивчиво, сумбурно…ничего не понять. О Магдалине чтоли? – сказал, вопросительно посмотрев на Митю доктор. Он был из городских, поэтому не знал этой женщины и ее теплых и таких ласковых рук. Митя любил бывать в больнице, можно сказать ему нравилось болеть из-за тети Марии. Она каждый раз встречала его с улыбкой и беря за руку начинала рассказывать о какой-нибудь звезде, которую очень скоро обещала показать на бескрайнем небе.
- Да нет…я ее помню. Она была врачом в городе, где мы жили ранее, от куда пришли сюда. – сказал медленно водя глазами по стене Митя.
- И чего вдруг после стольких лет она им вспомнилась? – спросил Петрович.
- Пока не знаю..- отвечал Митя.
- Надо все по порядку….-тут он оборвался на полуслове, т.к раздался глухой удар. Оглянувшись, Митя увидел отца упавшего на пол.
- Вот черт! Сашка, Сашка! – закричал Максим Петрович и в комнату тускло освещенную рыжеватым фонарем вбежал небольшого роста испуганный парнишка.
- Чего стоишь, помогай! – прикрикнув на вбежавшего парня, Петрович поднимал отца Мити.
- Крепкий Батя, а нервишки-то подкачали…! Давай-ка на кровать его, устал он, отдых нужен. – сказал врач и взяв Станислав Ивановича под руки вместе с Митей и Сашкою понесли могучего телом мужчину к кровати.
Станислав Иванович, прейдя в себя через некоторое время, уснул. Рассказ решили отложить на утро. Митя убедившись, что все в порядке, посидел возле него пол часа, а затем пошел в мед центр, оставив Сашку за главного.
Мысли путались, всю дорогу Митя не мог понять, что рассказывал отец и как это возможно. Подходя к дверям мед центра, он увидел бегающих людей, суету и сдержанный крик, что-то восклицая, Максим Петрович просил у бежавшего с большой коробкой санитара.
- Жгуты, жгуты несите! Да бинтов побольше! – обращаясь все к тому же убегающему санитару восклицал Максим Петрович.
- Что за суета, случило еще что? – спросил подходя к доктору Митя.
- Да.. у Перта и Семена …в общем я сам не пойму. Мало того, что они все искромсаны, кости поломаны, у того и другого грудная клетка будто тисками раздробленна.. а две минуты назад …господи…я такого никогда не видел….- тут подбежал, тот самый санитар с полной коробкой всевозможных мед инструментов. Задыхаясь, он посмотрел на Митю и нервно отдал коробку, немного отшатнувшись назад.
- Я можно, я не пойду…мне ….- дрожащим голосом, мотая головой в разные стороны, умолял молодой санитар.
- Куда ты не пойдешь? – не понимая, спросил Максим Петрович!
- Мне пора уже, я не пойду, мне …я …. Пап я не буду больше….- моргая и отходя назад, смотря прямо на нас, говорил этот человек.
- Крастылев твою мать! Ты чего несешь! – закричал доктор, быстро доставая нашатырь из нагрудного кармана.
Митя стоял опешив, он не мог поверить во все происходящее…это.. это было словно, как в детстве, когда люди схватив его, жадно бормотали непонятные ему слова и скручивая руки, разрывая одежду, тащили к черной машине с красными полосками…..машине охотников за воронами! Мгновенная вспышка из прошлого прервалась до безумия отвратительным, резким запахом нашатыря!
- Ты мне еще с ума сойди! – крикнул Петрович, убирая руку от висков Мити.
- И так половина персонала не в своем уме, не успел я от тебя вернуться, будто, произошло что! И в добавок ребята…эх черт бежим в палату, Мить слышь меня!?
Митя очнувшись, посмотрел на доктора и закивав взял покрепче коробку отданную санитаром.
Все было как в страшном сне. Вся палата в красно-багровом текущем по стенам цвете. Кровати превратились в жертвенники. Лоснящиеся алым блеском тела, хлестали тонкими, длинными струями крови. Кого-то рвало. Жуткий запах вызывал головокружение и тошноту. Одно из окровавленных тел, выгнулось дугой , голова запрокинулась, а зрачки…зрачки были белыми. В комнате стоял гулкий звук, вырывающийся из груди, искореженного тела. Второй человек, а узнать, кто из них кто, было попросту невозможно, бездыханно лежал на перекрашенном в кровавый цвет операционном столе.
Митя пошатнулся, комната вспыхнув поплыла перед глазами… Максим Петрович тут же поднес к теряющему сознание парню платок сдобренный нашатырем.
- Стоять Митяй, ты мне в сознании нужен. – удерживая парня сказал он.
Прейдя в себя, Митя и доктор, хлюпая ботинками в вязкой, красной жидкости, подошли к операционному столу.
- Матерь божия…..Не должны так умирать, не должны…Что же ребята вы натворили, за что вас так.…? – тихо, ледяным голосом, осматривая труп говорил Петрович.
- Где остальные? – так же тихо спросил Митя.
- В соседней палате…… - отрешенно сказал врач.
- Надо и их проведать, может и там такое же….. – положив руку на плечо Максим Петровича, сказал Митя.
- Да…..ты прав….Вот только мед сестер унесем отсюда, видишь, как скрутило их. Надо помочь. Не выдержали девоньки…. – тихим, спокойным голосом сказал врач.
Осторожно подняв щупленьких девушек, они вышли из палаты, закрывая за собой вымазанные кровью двери.
В соседних палатах было тихо. Бойцы лежали под капельницами, без видимых изменений. Максим Петрович проверил показатели на приборах, все было в норме.
- Мить иди сюда, чего покажу.- попросил парня доктор.
Подойдя к забинтованному человеку, Митя спросил:
- Это кто?
- Илья Сергеич. Ему крепче всех досталось, не считая уже ушедших.
- Ты посмотри вот сюда. – Максим Петрович поднял белую пленку и указал на грудь, точно на то место, где располагалось сердце.
- Видишь?
Митя вглядываясь заметил маленькую, черную точку, на обгоревшей коже.
- Это что ли? Вот эта точка, да?
- Да… - ответил с тревогой в голосе доктор.
- Это не просто точка. При попытке извлечь ее - вырезать, резко возрастает артериальное давление. У человека начинаются судороги, и вывести его из этого состояния потом очень сложно.
Митя с нескрываемым удивлением посмотрел на Максима Петровича.
- А у остальных? – спросил парень.
- Нет, только у Ильи.- ответил доктор.
Оба они постояв еще некоторое время в палате, помолчали и вызвав дежурных отправились в кабинет-смотровую Максим Петровича.
- Чай будишь? –спросил доктор с усталостью севшего в кресло Митю.
- А покрепче ничего нет?
- Нельзя, надо сейчас трезвую, светлую голову сохранять. Боюсь это только начало…
- Начало чего? – приподнявшись на кресле, спросил Митя.
- Не знаю чего… Сейчас надо, дождаться когда отец твой проснется, а там видно будет.
Максим Петрович подал Мите дымящуюся кружку с ароматным и таким редким кофе.
- Ох ты! Если б не все происшедшее, я удивленно воскликнул бы слова радости. – сказал Митя с приятным удивлением принимая заветный напиток.
- Да, есть запасы на черный день. Твой отец, кстати как-то угостил. Мы проверили, вроде чистый, вот я и оставил. В минуты трудные для размышления очень помогает.
- Мда…сейчас именно такое время, ничего не скажешь…- отхлебнув щедрый глоток, сказал Митя.
Так мы просидели до самого утра. Сон после всего происшедшего просто исчез. Да и какой сон, когда ты не веришь в то, что видел своими глазами на яву!
Ближе к обеду собравшись с мыслями, они пошли в отсек где жил Митя. Разговор со Станиславом Ивановичем должен был объяснить хотя бы, где они были, и что, в конце концов, произошло. Другие вопросы пока их не интересовали…
Зайдя в комнату, они увидели сидящего на кровати Станислав Ивановича, обхватившего голову обеими руками. Он тихо бормотал какие-то слова, не обращая внимания на вошедших.
- Пап привет. Ты как себя чувствуешь?- подойдя к отцу, присев на колени спросил Митя.
Станислав Иванович поднял глаза на сына, в них читался жуткий страх и невероятная боль. Руки опустились на колени, и Митя обратил внимание, как постарел отец. Раньше он этого не замечал, а сейчас, именно сейчас, увидев его глаза, сморщенный старческий лоб и неуверенные могучие руки, покрытые впивающимися морщинами, он почувствовал жалость. Смотря в глаза отца, он протянул руку к его щеке и сказал:
- Все хорошо пап, все уже позади…. – несмело улыбнувшись с содроганием в голосе, сказал Митя.
- Пап, мы тут спросить тебя хотели….Ты вчера все помнишь? Как шли, как до ворот бункера добрались? Где были…?
Отец опустил глаза и медленно поднял их снова.
- Уходить нам надо. Всем уходить. – тихо, сказал он.
Мы молчали. Петрович сел за стол и достав диктофон, медленно нажав запись, положил его рядом с собою.
Станислав Иванович молчал пару минут, а затем начал неуверенно:
- Я наверное не все вчера рассказал. Честно говоря, плохо помню как сюда добрались и тем более, как заснул сам. Все будто слайдами, без звука. Причем картинки черно- белые….и только свет, голубовато лазоревый свет….
- Ты вчера сказал, что после гибели Ильи вы укрылись в кинотеатре.- тихо и с некоторой лаской спросил Митя.
- Да…это я тоже смутно помню. Зато потом все ясно, как будто только что случилось….- громкий глоток перехватил его дыхание.
- Когда очнулся лежа в полуразрушенном зале, сразу попытался осмотреться. Перед глазами плыла белая пелена, я судорожно моргать начал. В проемах между развалившимися стенами, мелькала какая-то фигура. Я передернул затвор автомата и хотел было уже дать очередь в направлении тени, тут кто-то схватил автомат за ствол и взревел мой динамик. Голос Павлика что-то прокричал, я не совсем понял, но автомат опустил. Указывая на тень, Павлик повторял несколько слов - «Успокойся Бать! Это Сергеич,… Сергеич это!» Как оказалось, Илья единственный все это время оставался в сознании, поэтому как только мы дошли до кинотеатра, он не долго думая стал готовить встречу…вот только кому…. – сказал Станислав Иванович и медленно перевел взгляд от Мити на рыжевато-красную лампу фонаря.
- Немного прейдя в себя, я начал осмотр парней. Кто в каком состоянии, да и местность нужно было обойти, для ликвидации сюрпризов. Их нам только в эти минуты не хватало. Медленно шагая в тяжелом комбинезоне я решил снять некоторые щитки, иначе силы оставили бы меня очень быстро. Тело было измотано, а голова ныла, и редкие удары пульсирующей боли отдавались в затылок. Такое ощущение, будто внутри головы расплавленный свинец, который тянул меня назад, от этого голову постоянно хотелось запрокинуть. Сделав еще пару шагов, я остановился, лежащий передо мной человек, был весь в грязи и темных пятнах. Осветив его нагрудным фонарем, я увидел Семена, вернее, опознал его по раскрашенному наплечнику. Три белые полоски увенчанные полукругом , чуть пониже звезда и два крыла по бокам. Семен нарисовал его на счастье, он говорил, что у его отца на плече был такой же. – Станислав Иванович тяжело вздохнул и продолжил.
- Семен был ранен в грудь, но дышал, кровь залила весь его костюм, образовывая в местах складок маленькие красные озерца. Я аккуратно убрал его руки от груди и осмотрел рану. Раскуроченные пластины, были вдавлены внутрь, тельник и второй костюм так же были пробиты. Найдя в нагрудном кармане кусок ткани и клейкую ленту, я попытался зажать рану. Семен застонал в динамик. В этот момент Сергеич подошел к нам с какой-то железной штукой, точно не помню, но на ее конце был моток проволоки, а у руки тускло горел экран, от которого, поблескивая, отходили два провода. Я спросил чего это такое, Сергеич пробурчал невнятно ответ и сказал - «Давай остальных перенесем, Петр и Ефимыч у входа в кинозал остались. У Ефимыча по-моему просто шок, а вот Петр ..(на секунду он замолчал). В общем, я сам не пойму, руки ноги целы, а поднимаю его он мешком валится, по связи спрашиваю, что с тобой, а он какую-то чушь несет.
Оставив Павлика с Семеном, мы пошли к входу в кинозал. Тусклый, холодный свет луны, пробивался сквозь разрушенные стены и заросшие, искореженные, наваленные друг на друга сидения. Они были похожи на большую паутину, оборвавшуюся и нелепым узором застывшую на земле. Тени ржавых железных перекрытий, падали на нас и медленно сползали, грустно останавливаясь на заиленном бетонном полу. Плитка редкими кусками, поблескивала грязным лунным светом. Сергеич шёл впереди, я чуть поодаль. Через несколько секунд в динамик раздался тихий голос Ефимыча – « Мужики, мужики кто-нибудь меня слышит? Мужики….черт….я Петра отрубил, потом все объясню.(еще тише и отрывистее продолжал он)… Если слышит кто.. Батя, Сергеич,….господи, где же вы….ребята….». Потом тишина. Мы с Ильей пригнувшись, взяв автоматы на изготовку пошли, не сбавляя шаг к окраине кинотеатра, туда где был вход в кинозал и ресторан. Приблизившись к тому месту, где, по словам Сергеича должны были ждать Ефимыч и Петр, мы ни кого не нашли. Я попытался вызвать кого-нибудь из них по переговорному устройству, но тщетно, динамик молчал. Переглянувшись с Ильей, мы решили осмотреться, тем более далеко вдвоем, они не могли уйти. Пройдя шагов пятнадцать, меня обдало приятной, немного жгучей волной. Крик Ильи разорвал мое секундное блаженство – «Ложись! БАТЯ ЛОЖИСЬ!» Скрипящий жутким криком динамик в ухе, заставил меня среагировать почти мгновенно. Упав на землю, я по инерции откатился вправо и прицелился автоматом в пустоту. Илья что-то пытался сказать из динамика, но было не разобрать, помехи забили эфир отрывистым, томным свистом. Не понимая, что произошло я начал ползти вдоль упавшей, внушительных размеров колонны.
И тут в нескольких метрах от меня, вспыхнул плотный пучок яркого света. Голубого ….нежно лазоревого цвета. Тот самый яркий свет, который мы видели на площади. В котором исчез Илья… в котором кипела, разрывая плоть пляска смерти. И я поймал себя на мысли, что мне становится страшно. Не желал в это верить, не хотел понимать то, что со мной происходит…..и как-то мысли все словно мыльные пузыри медленно расплывались по небу сомнений и страха. Перед глазами всплыл как на яву день рождение тебя Митька и промотав пленку на ускоренном режиме остановилась картинка на смерти Женечки(мама Мити). И мысли стали тяготить мой разум, убеждая меня все новыми картинками в том, что я виноват в смерти тех, кого любил….. – увеличившиеся глаза Станислава Ивановича стеклянным взглядом смотрели на свет фонаря.
- Мгновенно упал занавес и я очнулся. Невероятный визг и мечущийся световой луч, рассекали ночное небо. Стены кинотеатра взрывались вспышками яркого света. Вдруг фон прекратился и голоса один за другим, на перебой кричали с трудом различимые фразы. Я потерял сознание…- закрыв лицо рукой, сказал Станислав Иванович.
- А дальше, ты что-нибудь помнишь еще?- спросил Митя, не скрывая удивления и растерянности.
- Да…..в прочем не знаю, сколько времени прошло…очнулся я около какого-то металлического ящика. Подняв голову, увидел изрядно проржавевшую табличку. «Мир»…..Я смотрел на нее и понемногу начинал улыбаться, потом смех, потом горький глоток и невольно покатились слезы. А вокруг мелькали огни, разрывались захлебываясь очереди трасерных пуль, крики, тяжелые скрипы динамика говорили о ведущемся бое. А я смотрел на эту ржавую железку и слезы не давали мне оторвать от нее глаза….
Тут кто-то перевернул меня и тряся что есть силы пытался отрезвить мои отрешенные глаза. Это был Павлик. Странный черный рубец пересекал его шлем… Я очнулся.
Встав на колени, я не поверил своим глазам. Существо с огромным фонарем на спине с металлическим коробом, одетое в какие-то лохмотья. Вокруг монстра висели черные крюки, на большинстве из которых свисали крысиные, птичьи и просто гниющие туши. Металлическая огромная голова, похожая на скафандр из которого торчали заклепанные трубки, издавала дикий визг. Синие светящиеся точки, еле различимо для глаза, преломляя воздух извлекали голубоватые волны. Яркий кусок раскаленного металла, словно нож режущий масло, полосовал нападавших мутантов на кровавые лоскуты плоти. Волны сбивали с ног большую часть нападавших, подбрасывали вверх тела будто листы бумаги. Некоторые из них, как будто сжатые невидимыми тисками выталкивали все внутренности наружу. Из двух углов огромного зала, велся непрерывный огонь, пылающими очередями. Павлик убедившись в моем здоровье, вскинул свой двенадцатый калибр, в простонародии известный как «Слоновка» за убойную силу, и прицельным огнем пошел на светящееся, монолитное чудовище. В моей нагрудной сумке были припасены на редкий случай связка гранат. Вот и пришёл тот случай, подумал в тот момент я. Вытащив подарочный букетик, я начал пробираться ближе к монстру. Потоки мутантов летели словно бабочки на жгучее пламя. Но вскоре их численность стала угасать. Момент был как нельзя кстати. Сергеич из-за укрытия увидел мой ход конем и вызвал огонь на себя отвлекая внимание «Светляка»(так мы его потом уже назвали). Не доходя пятнадцати-двадцати метров, я метнул связку подарков…. – отец замолчал и с улыбкой, больше похожей на искривление рта вызванное болью, поднял голову тяжело вздохнув..
- Прозвучал взвыв…. свет погас. Пыль и пепел разбавленные кровавым дождем, медленно парил в душном воздухе кинотеатра. – отец снова замолчал.
Подождав с Максимом Петровичем около четырех минут, Митя немного поежившись спросил:
- Пап, а почему вы все тетю Марию вспоминали вчера.
Станислав Иванович резко опустил голову, впившись сумасшедшим взглядом в лицо Мити. В глазах отца появились слезы.
- Когда в дыму я подошел к большой лежащей фигуре, осмотрев ее, мне показалось, что шлем немного треснул и окликав по динамику ребят я позвал их подойти. Сергеич осмотрев труп незнакомца решился вскрыть скафандр. Достав свой любимый мини автоген, он немного надрезал странную конструкцию в месте пробоины. Зашипел пар, и большой шлем раскрылся. Это был механический шлем, ничего сверх естественного…..но вот обладатель этих одежд, вызвал у нас неподдельный ужас. – закрыв глаза на несколько секунд, сказал отец Мити.
- Лицо или то, что напоминало его, было человеческим. Кожа фиолетово-черная, на месте глаз пучки проводов, подсоединенных к каким-то пластинам, утопленным в глазницах….все остальное как у человека, только невозможно черное. Сергеич поднял руку «Светляка», она была испещрена металлическими пластинами, проводками, а ладони….ладони были усыпаны глубокими дырками, вокруг которых сверкали оранжевые кольца.
- Пап.- вопросительно сказал Митя.
- А Мария, Мария –то причем.
Отец взглянул на сына, слеза одиноко покатилось по его щеке….
- Это Митька и была Мария……….




Конец 1й части.

Наверное ты это придумывал, писал весь конкурс? Арт хороший. Жаль недоделан.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
altano
сообщение 28/02/2010, 11:26
Сообщение #94


Рыцарь форума
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 4 553
Регистрация: 25/11/2005
Из: almaty
Пользователь №: 18 430



rolleyes.gif воображение супер, арт прекрасный, но ИМХО черезчур фантастичный для повседневности, канешно мож в году 2033 ещё круче, но пока смотрится как фантастика
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Delor
сообщение 28/02/2010, 11:27
Сообщение #95


Ученик
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Регистрация: 16/02/2010
Пользователь №: 76 595



Да, жаль(3и часа в общей сложности всего на последнего потратил...надо бы больше)))) А по поводу текста, нет меньше. Я 16 узнал о конкурсе....вот собственно с 19-го и начал думать и рисовать, а тектс возник из-за так сказать небольшого негатива)))т.е. все считали ,что такой персонаж не может существовать во вселенной 2033("Светлячок"-"Светляк" ). Я попытался вот в такой своеобразной форме доказать, что может....))) Как получилось судить не мне, а вам - зрителю, читателю!)))
Go to the top of the page
 
+Quote Post
VEN0M
сообщение 28/02/2010, 13:37
Сообщение #96


Админ :)
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 821
Регистрация: 05/02/2010
Из: Сыктывкар
Пользователь №: 76 306



фух устал читать никогда не видел так много букв ))) класно ))
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Zaikin Evgeniy
сообщение 28/02/2010, 18:11
Сообщение #97


Наш человек
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 478
Регистрация: 02/02/2010
Из: Таганрог
Пользователь №: 76 209



Делор, я читаю сейчас книгу... А из-за твоего рассказа я путаю сюжетные линии! ))) То есть мне иногда начинает казаться что то, что я читал у тебя в рассказе, было в книге и наоборот. Так что твоя задача тебе удалась!)))
А правда на рисунок три часа потратил? (от и до??)
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Delor
сообщение 28/02/2010, 18:25
Сообщение #98


Ученик
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Регистрация: 16/02/2010
Пользователь №: 76 595



+..- час... Честно говоря не помню. Я набрасываю быстро, а вот проработка зависит от кол-ва свободного времени))) В данном случае времени почти небыло. т.е.позавчера и вчера набросал варианты(выложил тот который понравился силуэтом), к вечеру еще часок порисовал и сегодня немного ..вот часа 3и-4е примерно.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
altano
сообщение 28/02/2010, 20:10
Сообщение #99


Рыцарь форума
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 4 553
Регистрация: 25/11/2005
Из: almaty
Пользователь №: 18 430



QUOTE (Delor @ 28/02/2010, 19:25) *
+..- час... Честно говоря не помню. Я набрасываю быстро, а вот проработка зависит от кол-ва свободного времени))) В данном случае времени почти небыло. т.е.позавчера и вчера набросал варианты(выложил тот который понравился силуэтом), к вечеру еще часок порисовал и сегодня немного ..вот часа 3и-4е примерно.


blink.gif ну тада покажи чтонить что ты рисовал целый день

т.е.

солнца до солнца
ой нето...

от темна до темна
ой снова нето...

сутра до вечера вот
drinks.gif

Сообщение отредактировал tabarnush - 28/02/2010, 20:12
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Delor
сообщение 01/03/2010, 01:30
Сообщение #100


Ученик
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Регистрация: 16/02/2010
Пользователь №: 76 595



под сообщениями есть ссылка на не большое портфолио.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
VEN0M
сообщение 01/03/2010, 01:35
Сообщение #101


Админ :)
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 821
Регистрация: 05/02/2010
Из: Сыктывкар
Пользователь №: 76 306



почему эту не опубликовал? оО
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Delor
сообщение 01/03/2010, 10:16
Сообщение #102


Ученик
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Регистрация: 16/02/2010
Пользователь №: 76 595



)))Дак она совсем не в тему))) и сделана была для другого конкурса!
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Delor
сообщение 01/03/2010, 10:28
Сообщение #103


Ученик
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 47
Регистрация: 16/02/2010
Пользователь №: 76 595



Да, хотел спросить(извиняюсь за глупый наверное вопрос)) Как ссылку в подписи заменить словом(допустим-"Мои работы" или "портфолио")но естественно с функциями ссылки. Спасибо.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
VEN0M
сообщение 01/03/2010, 15:29
Сообщение #104


Админ :)
Иконка группы

Группа: Пользователи
Сообщений: 821
Регистрация: 05/02/2010
Из: Сыктывкар
Пользователь №: 76 306



Цитата
)))Дак она совсем не в тему))) и сделана была для другого конкурса!

ааа ясно ))
Цитата
Да, хотел спросить(извиняюсь за глупый наверное вопрос)) Как ссылку в подписи заменить словом(допустим-"Мои работы" или "портфолио")но естественно с функциями ссылки. Спасибо.

в окошке ответа есть кнопочка Гиперссылка там какаято целёная шняга и зелёный плюсик вот тыкаеш туда, вставляеш ссылку нажимаеш ок и в следуйщем окошке пишеш например
Цитата
(допустим-"Мои работы" или "портфолио")

smile.gif
ну или так
Код
[url="http://ссыль"]текст[/url]

smile.gif
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Bots
сообщение Системное сообщение






7 страниц V  « < 5 6 7
Fast ReplyReply to this topicStart new topic

1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 19/09/2021 - 00:04